Мировые новости
Опрос посетителей
Что бы Вы хотели видеть на сайте

17 июн 09:58Общество

Родство помнить – в веках жить

Истоки
Михаилу Ломоносову приписывают фразу: «Народ, не знающий своего прошлого, не имеет будущего». Родилась она как ответная реакция на новую в то время версию русской истории, создаваемую академиками Г. Миллером и И. Байером. Принадлежит она Ломоносову, Платону или кому-то ещё, так она звучала или иначе – неважно. Важен смысл. Надо знать историю страны, края, города или села, своего рода.
Родство помнить – в веках жить

Интересуясь этой темой, я натолкнулась в Интернете на сайт Государственного архива Белгородской области , где нашла перечень церквей, в том числе и Старооскольского уезда Курской губернии за 1790-1925 годы. В списке увидела село Коробково и Яковлевскую церковь – ту самую, которую строил помещик Пётр Яковлевич Коробков. Как известно, её закрыли в 1930-е годы, использовали как склад, а потом и вовсе разрушили. Церкви нет, а вот некоторые метрические книги сохранились.
В России в метрических книгах велись официальные записи рождений, браков и смертей прихожан вплоть до 1918 года. (Потом эти записи передали в ведение местных органов ЗАГС). Однако содержимое книг не стоит рассматривать как скучные статистические данные, в них можно найти намного больше. В этом я убедилась, когда сама подробно их изучила.
Получить книги оказалось просто. Я приехала в Белгород, в читальном зале архива предъявила паспорт, написала заявку и через 15 минут уже держала в руках три ветхих тома. Открывала с замиранием сердца: меня сразу охватило чувство трепетного отношения к прошлому, к предкам, и одновременно восторг от прикосновения к тайне. Почему тайне? Да потому, что была убеждена: найду в этих книгах то, о чём раньше и не догадывалась...
Открываю первый том. 1877 год. На первой же странице вижу надпись: «… села КоробкоВКА Старооскольского уезда». Листаю далее… Поначалу долго разбираю написанное. Виною тому витиеватый почерк священников, выцветшие чернила, церковная грамматика. Но вскоре глаз привыкает. И вот с жёлтых страниц, словно ожившие призраки, выплывают люди и их судьбы.
В записях преимущественно жители села Коробковка, но встречаются и жители деревень Стретенки, Тёплого Колодца, Етовки, Салтыковой. Разнообразие фамилий не так велико. Аршиновы, Борзыкины, Мартыновы, Козловы, Некрасовы, Стародубцевы, Полухины, Проводниковы, Чакрыгины, Сапрыкины, Лабышкины, Новиковы – вот поселенцы владений помещика.
Что касается сословной принадлежности, большую часть составляют «крестьяне собственники села», но встретился отставной солдат, билетный солдат, дворовый человек, временно обязанный крестьянин.
В метрических книгах нет разделения на сословия. В общем списке усопших от 22 июля 1878 года нахожу девицу Анну Петровну Коробкову, умершую от удара в возрасте 49 лет. Как известно, девицами звали незамужних женщин. Почему же она не вышла замуж и жила в отцовском имении? Возможно, причиной стал приказ императора, запрещающий Коробковым продолжать род (по легенде это случилось из-за того, что Пётр Коробков не дал лошадей для армии во время русско-турецкой войны), а может, дворянская дочь болела, или просто не могла найти жениха по себе. Тайной остаётся и причина смерти. Что понимать под словом «удар»: эпилепсию, инфаркт или падение?
Кстати, больше такой причины смерти я не нашла. Чаще всего указывались: «от младенческой», «от природной слабости», «от природного сифилиса», «от кори», «от лихорадки», «головной боли», «от боли в животе», «от удушья», «от водяной», «от громового удара», «от холеры». Интерес и недоумение вызвал диагноз «от подвала». От этой загадочной болезни в 1886 году умерло подряд несколько человек, преимущественно дети – настоящая эпидемия. Позже в Интернете я нашла, что в Курске и на Брянщине «подвалом» называли болезни горла: скарлатину, дифтерию.
Ещё одна эпидемия бушевала в 1892 году, её причиной стала холера. А вот для людей в возрасте более 60 лет причину смерти не искали, а просто писали «натурально». Но таких насчитывались единицы. Самый преклонный возраст, который я встретила – 96 лет. Видимо, люди просто не доживали до глубокой старости. Возможно, поэтому они спешили как можно раньше обзавестись семьёй, дать потомство. Об этом говорят данные бракосочетаний. Мужчины вступали в брак в 18-19 лет, а девушки в 15-17. В возрасте 30-40 лет у них мог быть уже второй, третий или даже четвёртый брак. Приведу пример: в 1892 году крестьянин Г.Д. Новиков будучи в возрасте 40 лет вступил во второй брак с 18-летней М.Т. Полухиной. В том же году заключён брак между Гаврилом Некрасовым 18 лет и Дарьей Новиковой 15 лет.
Из-за высокой детской смертности новорождённых крестили сразу на второй или третий день от рождения. В восприемники, то есть в крёстные, брали преимущественно родственников. Об этом говорит совпадение фамилий с родителями дитя.
Наибольшей популярностью среди женских имён пользовались Анастасия, Елизавета, Анна, Матрёна, Дарья, Пелагея. Среди мужских – Яков, Тимофей, Федот, Трофим, Тихон, Пётр. А вот Иваны, как ни странно, встречаются редко. Причём есть просто Иван, а есть Ъоаннъ с памяткою, например, «в честь Св. Иоанна Злотоуста». Среди появившихся на свет можно встретить и незаконнорождённых. Этот факт указывался напротив имени, а из родителей называлась лишь мать.
Работники архива говорят, что в последние годы интерес к метрическим книгам вырос. Люди приезжают из разных мест как нашей области, так и других регионов, восстанавливают родословные. Это радует и обнадёживает – всё-таки мы не иваны, не помнящие родства.
Ю. ШЕХВОРОСТОВА
Газета "Новое ВРЕМЯ"
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *
АНОНСЫ от ЧАРЛИ
Мировые новости
Личный кабинет
Партнеры
Такси в Губкине